MANDE LANGUAGES
 

Языковая семья манде

 

Внешняя и внутренняя классификация языков манде

Со времён Дж. Гринберга языки манде принято считать наиболее ранним ответвлением макросемьи нигер-конго. Эта семья насчитывает от 60 до 70 языков с глубиной расхождения между наиболее далеко разошедшимися ветвями несколько более чем в 5000 лет, а между некоторыми языками - до 6000 лет (по глоттохронологической методике С.А.Старостина, т.е. 19-20 схождений в 100-словном списке М.Сводеша).

Внутренняя классификация семьи манде имеет долгую историю. Как всегда в подобных случаях, достаточно легко и однозначно выделяются группы низшего порядка (с глубиной родства до 2500 лет, по глоттохронологии Старостина):

Манден + моколе, Ваи-коно, Джого-джери, Сосо-дьялонке, Сонинке-бозо, Самого, Бобо, Южные, Восточные, Юго-западные.

Значительно более трудной задачей оказывается установление степени близости между этими группами и, соответственно, последовательности членения праязыка манде на ветви и подветви. История научных поисков в этой области тесно связана с историей реконструкции самого праязыка манде.

Долгое время господствовало предложенное Морисом Делафосом бинарное деление языков манде на две группы - "тан" и "фу" (по форме числительного 10); ссылки на эту безнадёжно устаревшую классификацию можно встретить даже в сравнительно новых работах. К середине ХХ века стало очевидно, что классификация по форме слов, выражающих одно-единственное понятие, не соответствует самым минимальным требованиям сравнительно-исторического лингвистического анализа. Серьёзный удар по ней был нанесён появлением книги Андре Проста, в которой сравнивается лексика 19 языков манде и предлагается отделить языки группы "мана-буса" (т.е. восточные и южные) от юго-западных:

Prost, André. Les langues mandé-sud du groupe mana-busa. Mémoires de l'Institut français d'Afrique Noire, Dakar, 1953, 182 p.

Несколько позже Уильям Уельмерс впервые применил к языкам манде метод глоттохронологии:

Welmers, William E. The Mande languages. In: Linguistic Language Studies: 9th round table meeting. Ed. by W. Austin. Washington D.C.: Georgetown University, 1958, pp. 9-24.

Полученные им результаты подтвердили объединение восточных и южных манде в одну макрогруппу, которую Уельмерс назвал юго-восточной. Кроме этого, он выделил северо-восточную макрогруппу такого же уровня, которую разделил на юго-западную и северную группу. В северную группу он включил манден, коранко, ваи, сосо, сонинке-бозо, "лигби" (т.е. джого) и самого. В качестве третьей ветви в семье манде Уельмерс выделил язык бобо.

Следующей серьёзной попыткой внутренней классификации семьи манде стала работа Константина Игоревича Позднякова (долгое время работавшего в отделе Африки МАЭ РАН, в то время - Ленинградского отделения Института этнографии АН СССР)

Константин Игоревич Поздняков

К.И.Поздняков. Языки манде: Сравнительно-исторический анализ. Кандидатская диссертация. М.: Ин-т языкознания АН СССР, 1978, 149+210 с.

Основные выводы этой диссертации кратко изложены в статье:

К.И.Поздняков. Языки манде (Результаты сравнительно-исторического анализа) // Africana – Африканский этнографический сборник XII . Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, Новая серия, т. 109. Ленинград: Наука, 1980, с. 173-180.

Автор разработал оригинальную статистическую методику выявления и верификации лексических сближений между родственными языками, выявления регулярных фонетических соответствий и проверки надёжности этимологического словаря. Эта методика была апробирована на материале языков манде (её изложение можно найти, в частности, в следующей статье: Pozdniakov, Konstantin. Perspectives of comparative studies on the Mande and West Atlantic: An approach to the quantitative comparative linguistics. Mandenkan 22, 1991, pp. 39-69). Самым неожиданным (в сравнении со всеми остальными классификациями семьи манде) оказывается вывод К.И.Позднякова о том, что раньше всех от праманде отделился предок языка бобо; за ним последовал пра-юго-западный манде, а уже затем - пра-восточный (предок восточных и южных манде).

К сожалению, доступные на середину 1970-х годов языковые материалы были весьма ограничены и зачастую ненадёжны, что в какой-то мере сказалось и на конкретных результатах исследования - привлечение обильных материалов, введённых в научный оборот за последние 30 лет, вносит ощутимые коррективы.

Некоторое время наиболее авторитетной считалась классификация Дэвида Двайра, базирующася в основном на "классической глоттохронологии" М.Сводеша:

Dwyer, David J. Mande. In: John Bendor-Samuel, Rhonda L. Hartell (eds.). The Niger-Congo Languages. A classification and description of Africa’s largest language family. Lanham, New York, London: University press of America, 1989, pp. 46-65.

По Двайру, первичным является деление на восточные и западные манде, при этом в восточные включаются, помимо южных и "собственно восточных", также бобо. В рамках западной ветви в одну макрогруппу объединяются юго-западные и, с другой стороны, манден + ваи-коно + сосо-дьялонке + джого-джери. Группы сонинке-бозо и самого также входят в западную ветвь, однако их родство с вышеупомянутой макрогруппой и между собой оказывается весьма отдалённым.

Необходимо упомянуть также классификацию Клэр Грегуар и Бернара де Алё:

Grégoire, Claire & de Halleux, Bernard. Etude lexicostatistique de quarante-trois langues et dialectes mande. Africana Linguistica XI, Annales du Musée Royal de l’Afrique Centrale, Sciences Humaines, vol. 142. Tervuren, 1994, pp. 53-71.

Она также базируется на строгом применении лексикостатистического метода и во многом близка к классификации Двайра.

В последнее десятилетие в качестве общепринятой утвердилась классификация Раймунда Кастенхольца, обоснованная в его докторской диссертации:

Kastenholz, Raimund. Sprachgeschichte im West-Mande. Methoden und Rekonstruktionen. Köln: Rüdiger Köppe Verlag, 1997, 281 S.

Во многом это случилось благодаря тому, что именно она взята за основу в последних выпусках авторитетного справочника по языкам мира Ethnologue. Эта классификация также принимает в расчёт лексикостатистику, но привлекает и метод "общих лексических инноваций". Главным нововведением Кастенхольца стало объединение в одну макрогруппу, в рамках западной ветви, языков сонинке, бозо, бобо и всех самого.

Новая внутренняя классификация языков манде предложена В.Ф.Выдриным. 

 

Генетическая классификация языков манде

 

Она основана на применения метода глоттохронологии к полному 100-словному списку Сводеша, составленному на основе этимологического словаря семьи манде.  Цифры по горизонтали обозначают временную дистанцию (в тысячелетиях). Главными инновациями, в рамках этой классификации, оказываются следующие:

- языки группы моколе оказываются ближе к коно-ваи, чем к манден;

- сусу-дьялонке оказываются ближе к юго-западной группе, чем к "большому манден";

- самого, бобо и сонинке-бозо не составляют единой группы, время расхождения этих групп практически совпадает с временем распада пра-западного манден.

Полный 100-словный список по 54 идиомам манде, аргументация в пользу данной классификации и в пользу локализации пра-родины манде в южной Сахаре изложены в следующей статье:

Valentin Vydrin. On the problem of the Proto-Mande homeland // Вопросы языкового родства – Journal of Language Relationship 1, 2009, pp. 107-142.

Реконструкция праязыка семьи манде

Первой серьёзной попыткой реконструкции начального консонантизма праманде можно считать упоминавшуюся выше диссертацию К.И.Позднякова, в которой выводятся регулярные соответствия по группам и на уровне праязыка всей семьи. Конечно, собранные и опубликованные за последние более чем 30 лет материалы по языкам семьи качественно и количественно изменили ситуацию, и теперь результаты этой работы требуют пересмотра.

Другая серьёзная реконструкция, с применением ступенчатого подхода, представлена в вышеупомянутой диссертации Раймунда Кастенхольца. Кастенхольц реконструирует начальный и серединный консонантизм юго-западной и центральной групп. Несмотря на некоторые спорные положения и ошибки, эта работа - важный этап на пути к праязыку семьи манде (обсуждение диссертации Кастенхольца см. в рецензии В.Ф.Выдрина: Journal of African Languages and Linguistics (Leiden), vol. 21, No. 1, 2000, pp. 106-118).

Реконструкции одного из фрагментов консонантной системы посвящена статья Клэр Грегуар:

Grégoire, Claire. An Attempt to Reconstruct Labial Consonants in Mande. In: Phonological reconstruction, problems and methods. Marc Dominicy and Juliette Dor (eds.). Belgian Journal of Linguistics, 3, pp. 101-155. Bruxelles: Edtitions de l’Université de Bruxelles, 1988.

Приходится признать, что и в этом случае новые материалы, введённые в научный оборот, требуют пересмотра многих положений (см. обсуждение некоторых предлагаемых Грегуар реконструкций в статье Vydrin, Valentin. South Mande reconstruction: Initial consonants // Аспекты компаративистики 2. Orientalia et classica XI: Труды Института восточных культур и античности. М. : Издательство РГГУ, 2007. С .409-498).

Некоторые идеи относительно морфологической реконструкции пра-манде были высказаны Дэвидом Двайром:

Dwyer, David. Towards proto mande morphology. Mandenkan 14-15, 1987-88, pp. 139-152.

Фонологической и морфологической реконструкции праманде посвящена также следующая работа, базирующаяся в основном на материале языков манден, юго-западных, южных манде и сонинке (языки других групп привлекаются к рассмотрению лишь окказионально):

Выдрин В.Ф. К реконструкции фонологического типа и именной морфологии пра-манде // Труды Института лингвистических исследований. Т. 2, Ч. 2. СПб: Наука, 2006. С. 3-246.

Существуют и публикации, посвящённые реконструкции праязыков отдельных групп. Информация о них помещена на страницах "Манден", "Южные манде", "Юго-западные манде".

Типологические особенности языков манде

Представляя собой несомненное генетическое единство, языки манде демонстрируют весьма существенные различия в типологическом плане. Отчасти это объясняется более чем 5000-летней дивергенцией, отчасти - вовлечением групп манде в различные языковые союзы: западносуданский на севере, верхнегвинейский на юге (см. об этом, в частности,

Выдрин В.Ф. Южные манде и кру: языковой союз? // В.А.Виноградов, А.И.Коваль (ред.). Исследования по языкам Африки - 2005. Сборник статей, посвящённый 40-летию отдела африканских языков Института языкознания РАН. М.: Институт языкознания РАН, 2006, с. 59-86;

о структурном сходстве глагольных систем бамана и сонгай см.:

Рожанский, Ф.И. Основные черты видо-временной системы сонгай в сопоставлении с бамана // IX конференция африканистов. Африка в контексте отношений Север-Юг. Москва 21-23 мая 2002. Тезисы 10 секции "Языкознание". С. 38-39.).

В южном и восточном ареалах получили большое развитие фузионные процессы, особенно в системах личных местоимений; преобладают политоничные системы, с важными грамматическими функциями тонов - в то время как в северо-западном ареале преобладает изоляция с элементами агглютинации, здесь фонологически противопоставляются два тональных уровня.

В то же время, некоторые базовые черты сходства сохраняются. Так, для всех без исключения языков манде характерен базовый порядок слов SOV; в именной группе прилагательное следует за существительным, а генетивное определение предшествует определяемому; везде адлоги представлены в основном послелогами (хотя нередко в языках и обнаруживается один-два предлога). Фактически все эти языки тональные (обзор тональных систем см.:

Выдрин В.Ф. Тональные системы языков манде: краткий обзор // Вопросы языкознания 2, 2003, с. 95-113),

лишь некоторые диалекты дьялонке на Фута-Джаллоне утратили тоны под влиянием культурно и политически доминирующих фульбе. В большинстве языков манде (если не во всех) фоноритмической доминантой является деление речевой цепочки на стопы - односторонние единицы большие чем слог (или равные слогу), характеризующиеся повышенной степенью внутренней интеграции (о стопах в языках манде см.:

Выдрин В.Ф. Языки манде и теория языков слогового строя // VI-я международная конференция по языкам Дальнего Востока, Юго-Восточной Азии и Западной Африки (25-28 сентября 2001 г.): Материалы и тезисы докладов. СПб: Восточный факультет СПбГУ, 2001, с. 45-53;

Выдрин В.Ф. Метрическая стопа в языках манде // Фонетика и нефонетика. К 70-летию Сандро В. Кодзасова. М: Языки славянских культур, 2008, с. 308-317;

о стопе в гуро см.:

Kuznetsova, Natalia. Le statut fonctionnel du pied phonologique en gouro. Mandenkan 43, 2007, pp. 13-45.).

Ещё одна проблема, обсуждаемая в последние годы в российской мандеистике - статус прономинальных элементов, наличие которых в позиции после подлежащего во многих южных и юго-западных языках манде обязательно. Традиционно их считали "субъектными местоимениями", однако теперь возобладало мнение о том, что это - предикативные показатели. Изложение аргументации в пользу такой точки зрения, в частности, можно найти в следующей статье:

В.Ф.Выдрин. Ещё раз о «субъектных местоимениях» в южных манде: местоимения или предикативные показатели? // В.А.Виноградов (ред.). Основы африканского языкознания: Синтаксис именных и глагольных групп. М.: Academia, 2010. С. 385-400.

Библиография

К концу первого десятилетия XXI века счёт работам о языках манде пошёл уже на тысячи. К сожалению, систематическая работа по составлению библиографии сейчас не ведётся. В 1985 году появилась обобщающая работа Сюзи Платьел:

Platiel, Suzy. Bibliographie de linguistique mandé. Mandenkan 9, 1985, 142 p.

Чуть позже вышла библиография Кастенхольца:

Kastenholz, Raimund. Mande languages and linguistics. Series: African Linguistic Bibliographies 4 (ed. by. F. Rottland & R. Vossen). Hamburg: Helmut Buske Verlag, 1988, 274 p.

Поскольку в обеих работах оказались очень плохо представлены советские публикации, эту лакуну была призвана закрыть следующая публикация:

Vydrine, Valentin. Bibliographie de la linguistique mandé soviétique (annotée). Mandenkan 19, 1990, pp. 83-105.

К сожалению, сводных работ, включавших бы достаточно обильную литературу последних двадцати лет, пока нет.